Russian Arabic Chinese (Simplified) English French German Italian Norwegian Spanish

Это слово неизменно ассоциируется с коралловыми рифами. То, что последние построены из известкового скелета отмерших кораллов, знают, наверное, все. Но ведь кораллы бывают разные: восемь отрядов включают одиночных и колониальных животных, различных по строению, форме и цвету тела, наличию скелета, местообитанию, образу жизни и поведению.

Автор фото Сергей Мамаев

Типичный коралловый полип имеет форму полого цилиндра, сидящего на плоской подошве. Рот, расположенный на верхней стороне “цилиндра”, ведет в глотку и мешкообразную кишечную полость, разграниченную мезентериями — симметричными перегородками из мягкой ткани. Их число, как правило, равно числу щупалец. Полип рифостроящего коралла выделяет в основании известковое днище, на котором формируются гребни, или септы. Днище с септами и составляет наружный скелет полипа, играющий роль “стройматериала” рифа. Кишечные полости колониальных коралловых полипов объединены каналами в обширную систему, а их днища соединены между собой, образуя известковый монолит колонии.

Автор фото Илья Труханов

Рот полипа окружен щупальцами. У восьмилучевых кораллов их восемь, а у шестилучевых их количество кратно шести. Щупальца усеяны стрекательными клетками, иногда настолько огромными, что их видно даже невооруженным глазом. При механическом раздражении щупальца быстро сокращаются и втягиваются внутрь полипа. Яд некоторых кораллов может вызвать у человека болевые ощущения, но никогда не приводит к нарушениям функций внутренних систем и органов.
Все кораллы — прикрепленные или сидячие организмы без свободноплавающей медузоидной жизненной формы. Размножаются они как почкованием, так и половым способом, а расселяются при помощи маленьких плавающих личинок, покрытых ресничками. Одни кораллы намертво прикреплены к субстрату, а другие, например, актинии, лишенные скелета, способны ползать по дну на мускулистой подошве.

Автор фото Александр Голубев

Восьмилучевые кораллы

Они имеют восемь перистых щупалец, а тело обладает восьмилучевой симметрией.  Большинство восьмилучевых кораллов не строит рифов, поскольку их скелет состоит из отдельных известковых или роговых иголочек. Их колонии имеют вид разветвленных кустарников и деревьев с мощным стволом, на котором расположены мириады полипов.

Автор фото Александр Голубев

Из всех восьмилучевых кораллов доставить человеку неприятности способны лишь горгониевые, или роговые, обильные в тропических, субтропических и даже умеренных водах всех океанов. Они имеют вид слабо разветвленных деревьев разного цвета — от серого до темно-бордового и черного. Яд горгонарий вызывает покраснение кожи, появление пузырей и невыносимый зуд, но настоящих болевых ощущений не возникает.

Шестилучевые кораллы

Автор фото Сергей Мамаев

Этот подкласс объединяет пять отрядов, из которых наиболее многочисленны и широко распространены актинии и мадрепоровые рифостроящие кораллы.
Большинство актиний безопасно для человека. Если провести рукой по их щупальцам, можно почувствовать, как пальцы “прилипают”, заякоренные многочисленными нематоцистами. Это все, что способен причинить нам яд актиний, моментально убивающий рыб и мелких беспозвоночных. Лишь некоторые виды вызывают зуд, жжение или острые болевые ощущения и некроз кожи в обожженном месте, лихорадку, слабость, бред, жажду, головную боль и шок.

Автор фото Ольга Каменская

Представители родов сагартия (Sagartia) и актиния (Actinia), обитающие на губках, служат причиной заболевания, известного на Средиземноморье как “болезнь ныряльщиков“ (франц.: maladie des plongeurs). Причина ее проста: ловцы губок ныряют за добычей на дно, собирают ее наощупь и очищают от наростов, среди которых попадаются и актинии. Симптоматика включает лихорадку, дрожь, тошноту, брюшные и головные боли, а также сильное чувство жажды.
Актинии воистину заслужили свое популярное имя “морские цветы”. Одни похожи на гвоздики, другие — на хризантемы. Посередине такого экзотического цветка сидит алчный рот с пухлыми губами. Некоторые актинии так велики, что игриво настроенные аквалангисты легко засовывают к ним в желудок руку по плечо, словно в бездонный мешок. Недаром же дошли до нас из средневековья жуткие картины и гравюры,  изображающие актиниеобразных монстров, пожирающих людей. Кто знает, может быть, на дне моря, где-нибудь в темной пещере под одинокой скалой, поджидает очередную жертву чудовищная прожорливая хризантема...

Автор фото Александр Голубев

Мадрепоровые кораллы — архитекторы, скульпторы и строители коралловых рифов. Некоторые роды, например, Acropora, Asteopora и Gonioporа, помимо того, еще и стрекаются. Яд рифостроящих кораллов нетоксичен и неопасен для человека — он вызывает разве что крапивный зуд. Более опасны царапины и порезы. Края колоний, подчас острые как бритва, наносят ныряльщику довольно глубокие раны, которые могут послужить источником вторичной инфекции.

Автор фото Илья Труханов

Практически все коралловые рифы расположены в тропической зоне, где жаркий и влажный климат способствует разнообразным инфекционным и паразитарным заболеваниям. Поэтому, если не относиться к порезам серьезно и не стерилизовать их немедленно после выхода из воды, поврежденные участки кожи в лучшем случае быстро превратятся в гнойники и язвы, а в худшем — станут входными воротами для какого-нибудь возбудителя. Язвы долго не заживают, во-первых, из-за высокой влажности воздуха, а, во-вторых, из-за частого попадания в ранку инородных тел, таких, как мелкие кусочки кораллового скелета или органические частицы, взвешенные в воде. Если такие язвы образовались на ногах, человек не сможет ходить в течение нескольких недель и даже месяцев.

Автор фото Илья Труханов

Таким образом, коралловые рифы не столь безобидны, как кажется на первый взгляд. Плавая среди кораллов, старайтесь их не трогать — любуйтесь ими на почтительном расстоянии. Коралловые джунгли из ветвистых и хрупких колоний акропор заставляют нас внимательно контролировать движения и постоянно поддерживать нейтральную плавучесть.

Автор фото Илья Труханов

15.04.2020
Go to top