Russian Arabic Chinese (Simplified) English French German Italian Norwegian Spanish

Страшные Соломоновы острова

"Новичку, незнакомому с жизнью вдали от цивилизации, Соломоновы острова могут показаться сущим адом. Там до сих пор свирепствует тропическая лихорадка, и дизентерия, и всякие кожные болезни; воздух там насквозь пропитан ядом, который, просачиваясь в каждую царапину и ссадину, превращает их в гноящиеся язвы, так что редко кому удается выбраться оттуда живым, и даже самые крепкие и здоровые люди зачастую возвращаются на родину жалкими развалинами. Туземные обитатели Соломоновых островов до сих пор еще пребывают в довольно диком состоянии; они с большой охотой едят человечину и одержимы страстью коллекционировать человеческие головы. Подкрасться к своей жертве сзади и одним ударом дубины перебить ей позвонки у основания черепа считается там верхом охотничьего искусства…"

Так начинается известный рассказ Джека Лондона «Страшные Соломоновы острова». В представлении многих людей они до сих пор так и остаются «страшными», хотя на дворе уже двадцать первый век. Надо сказать, что за столетие, прошедшее с момента написания Джеком Лондоном этих строк, обстановка на Соломонах, конечно, изменилась, но в значительно меньшей степени, нежели весь остальной мир. Человек, впервые приезжающий на Соломоны, бывает поражен крайней отсталостью, нищетой и сравнительной дикостью страны, столица которой, Хониара, находится всего в трех часах лета от современного австралийского города Бризбена. Оказалось, краткие три часа могут отделять земли на столетия. Самолет авиакомпании Air Vanuatu превращается в настоящую машину времени.

Хониара представляет собой плохонькую улицу вдоль моря, с пыльными магазинами, парой более-менее приличных гостиниц, парламентом, госпиталем, стадионом, казино, яхт-клубом и другими одноэтажными зданиями. Частные дома и хижины расположены в долине и на холме. Чем богаче житель, тем выше на холме стоит его дом, чтобы не заливало водой в сезон дождей. Жара и сильная влажность делают прогулки по городу для белого человека практически невозможными.

Стоит чуть отъехать от столицы на острова, и даже такая жалкая цивилизация исчезает. Жители Соломон живут в деревнях по берегам многочисленных островов в хижинах, сделанных из пальм, носят или какие-то старые грязные тряпки, передвигаются в пирогах, выдолбленных из пальмовых стволов, питаются тем, что поймают в море и соберут в лесу. В общем, живут точно так же, как во времена Джека Лондона, или как жили их далекие предки столетия назад. Жаркий климат, богатое пищей море и буйная растительность позволяют аборигенам не напрягаться в борьбе за существование и заниматься примитивным собирательством. Некоторые деревни, в которых особенно сильны миссионеры, вяло и лениво занимаются сельским хозяйством, выращивая всякую ботву и разводя маленьких свиней.  
Естественно, туземцы уже не бьют друг друга дубинами, не пожирают тела и не коллекционируют головы. Однако практически у каждой деревни есть ритуальные языческие пещеры, в которых до сих пор валяются черепа убитых врагов и съеденных друзей.

Туземцы бывают разные: страна Соломоны — не единый архипелаг, а искусственно собранное британцами множество островов в южной Пацифике, между населением которых нет ничего общего. Соломоны состоят из нескольких архипелагов, которые считаются провинциями. В разных провинциях аборигены отличаются и цветом кожи, и строением черепа, и фигурой, и традициями, и отношением к белым пришельцам, не говоря уже о родном языке. Например, на островах провинции Новая Джорджия туземцы очень темнокожие, довольно крупные и крепкого телосложения, с тяжелым и мрачным взглядом и сравнительно высоким уровнем жизни. На островах Флориды туземцы коричнево-смуглые, с чертами лица, более близкими к европейским, худые и невысокие, приятные в общении и весьма благожелательные к пришельцам, хорошо танцуют и поют. А вот остров Малаита — источник агрессии и вражды: еще во времена колонизации малаитяне отличались особой неукротимостью и агрессивностью. Переселение малаитян на остров Гвадалканал послужило причиной кровопролитной гражданской войны между этими племенами в 2000 году, когда австралийцы даже были вынуждены ввести в страну войска. Архипелаг Шуазель на границе с Папуа — Новой Гвинеей населяют коренастые люди иссиня-черного цвета и плотного телосложения, с огромными головами негроидного типа, спокойные и молчаливые. Жители разных провинций и даже разных островов и деревень одного острова говорят на разных языках, общаясь между собой на южно-тихоокеанском наречии английского языка, так называемом Pegin English.

Примитивность населения Соломон и почти полное отсутствие цивилизации является причиной отсутствия туристической инфраструктуры. Несмотря на то, что число туристов из года в год неуклонно растет, все они, как правило, живут в гостиницах на столичном острове Гвадалканал и понятия не имеют, что, собственно, представляют собой Соломоновы острова. Ни гостиниц, ни круизных кораблей на островах практически нет.  

Единственным способом посмотреть Соломоны, оставаясь при этом в XXI-м веке, является дайвинг-сафарийное судно, например, «Биликики». Переделанное из рыболовного сейнера, с отличной командой из местных аборигенов под руководством австралийских менеджеров Монти и Мишель, «Биликики» оставляет благоприятное впечатление. Дайвинг осуществляется с алюминиевых ботиков, похожих на мальдивские дони. Самое необычное и замечательное в дайвинге на Соломонах — то, что нигде, за тысячи миль вокруг, нет ни одного дайвера, кроме тех, кто находится в группе на судне.

Подводный мир Соломон отличается необычно высоким биоразнообразием даже по сравнению с другими регионами южной Пацифики. Потрясающе красивые коралловые рифы наполнены огромным количеством вееров гигантских горгонарий до пяти метров в ширину. Вертикальные стенки, уходящие в бездну, покрыты пушистым красно-розовым ковром из мягких кораллов. В зарослях водорослей и пучках кораллов с моллюсками на песчаных склонах прячутся необычные животные-монстрики фантастических форм и окрасок. В буйных джунглях ветвистых колоний коралла акропоры также есть свой внутренний мир из разнообразных беспозвоночных и рыб. В толще воды у коралловых рифов кружатся стаи акул, барракуд, каранксов и всевозможных пелагических рыб, парят манты, мобулы и орляки. Подводный мир Соломон во многом еще не изведан, и в каждом дайвинг-сафари открываются новые места погружений. Сейчас в “меню” порядка сотни дайв-сайтов, многие из которых похожи друг на друга, но некоторые яркие и насыщенные места следует отметить особо.

Точка барракуды (Barracuda point) похожа на знаменитый Голубой угол на Палау. Длинный гребень рифа выдается в открытое море из стенки необитаемого острова Мборокуа между островами Рассела и Новой Джорджией. Лучший дайвинг — на сильном течении, когда вокруг гребня ходят стаи шишколобых попугаев, барракуд, каранксов, тунцов, акул и других пелагических рыб. Чем сильнее течение, тем больше рыбы. Нужно лишь закрепиться на гребне с «наветренной» стороны и любоваться мощными хищниками, грациозно снующими вдоль рифа. При этом лучше иметь крючок на веревке, чтобы не держаться за риф руками, ибо здесь весьма много стрекающих видов.

Разрез Леру (Leru cut) на острове Рассела фигурирует во всех фотоальбомах, посвященных Соломонам. Длинная щель в рифовой стене уходит из моря метров на двести в глубь острова. Над образованным каньоном склонились пальмы, которые хорошо видно из-под воды, а с обрывистых стен над поверхностью моря свисают красивые карстовые сталактитообразные выросты. На выходе из пещеры вас подхватывает течение и несет вдоль обрывистой красивой рифовой стены, покрытой горгонариями, в залив у дикой туземной деревни.

Недалеко от разреза Леру есть «обычная» пещера (Custom cave), напоминающая католический храм: через окно в куполообразном потолке проходят солнечные лучи, они падают на дно пещеры и играют в прозрачной воде. Можно подняться к окну и полюбоваться пальмами, склоненными сверху, а также оценить, что такое галоклин: через дырку в потолке попадает дождевая пресная вода, которая собирается и легкой шапкой стоит у потолка. Если перемешать ластами соленый и пресный слои воды с разной плотностью, видимость теряется практически полностью, так что хочется промыть глаза, чтобы хоть что-то увидеть. Рядом с этой пещерой есть и множество других. В некоторых из них прячутся здоровенные шишколобые попугаи. Если неожиданно столкнуться с такой махиной нос к носу у входа в темноту, впрыск адреналина в кровь гарантирован.

Необитаемый островок Мале-Мале (Male Male island) архипелага Новая Джорджия имеет один из самых впечатляющих береговых рифов. Вертикальная стенка, уходящая на глубину 60-70 метров, настолько густо и плотно покрыта гигантскими веерами горгонарий, что похожа на сказочный лес из фантастических растений. Нигде больше мы не встречали подобных зарослей горгониевых кораллов, в ажурных ветвях которых прячутся удивительные пигмейские морские коньки, разноцветные морские лилии, редкие прозрачные креветки, крабики и прочие мелкие беспозвоночные и рыбки, формирующие в коралловых ветвях уникальный биоценоз. На глубинах 30-40 метров на горгонариях также живут огромные Головы Горгоны — крупные офиуры с сильно разветвленными длинными щупальцами.

Точка лагуны (Laguna point) примечательна тем, что от красивой, но вполне обычной стены есть вход в мелководную лагуну с чрезвычайно красивыми коралловыми колониями, над которыми плавают кокосовые орехи и пасутся стайки кальмаров.

Архипелаг Флорида и побережье острова Гвадалканал славятся затонувшими объектами Второй мировой войны, причем такими, которых больше нигде не увидеть. Более сотни рэков: крейсеров, эсминцев, транспортных кораблей, транспортных самолетов, истребителей и бомбардировщиков покоится от мелководья до глубин, доступных только тримиксникам и батискафам. В 1942 году американцы предприняли штурм острова Гвадалканал, на котором японцы строили аэродром для атак на Австралию и Новую Зеландию. Во время битвы за остров было потоплено много боевой техники. Никто и никогда не бывал на этих рэках. Есть объекты, координаты которых известны и на которые производятся погружения, например, четырехмоторный гидросамолет на юге острова Флорида или японские транспортные корабли близ острова Вангуну.

Общее впечатление от дайвинга на Соломонах — удивительное разнообразие мест погружений и самого подводного мира. Здесь есть дайвинг на любой вкус: вертикальные стенки с отрицательным уклоном для тэков, коралловые рифы и заросли мягких кораллов для эстетов, стаи пелагических рыб и акулы для любителей крупной дичи, крохотные монстры для макрофотографии, пещеры и гроты для фанатов надголовных сред, затонувшие объекты для любителей рэков и, конечно, всеобщая дикость и девственность природы. Таким был наш мир в древности, и наши предки так же собирали еду в мангровых зарослях и так же добывали огонь трением, как современные жители «страшных» Соломоновых островов.

В общем, если вы — настоящий романтик и зачитывались в юности южными рассказами Джека Лондона, если вас манят далекие экзотические острова, девственная тропическая природа, дикие туземные племена, открытия, приключения и путешествия во времени, Соломоны — самое правильное место для удивительного путешествия. Яркие впечатления гарантированы!

16.02.2021
Go to top